www.Onthewing.ru - Михаил Леонтьевич Миль

Михаил Леонтьевич Миль

 Первым делом – автожиры

В вертолетостроение Миль пришел практически одновременно с появлением в стране первого аппарата из семейства винтокрылых. Им стал автожир, собранный в СССР в 1929 году Николаем Камовым на подмосковном авиазаводе, а уже в 1930-м Миль работал у конструктора авиамехаником, обслуживая КАСКР-1 (прототипом модели служили С-6 и С-8 Хуана де ла Сиервы).

Довольно скоро, в 1937-м, вся вертолетная отрасль попала в опалу, приоритетным и единственно необходимым признали проектирование и строительство самолетов. Пострадали и конструкторы -некоторые сотрудники отдела специальных конструкций ЦАГИ не избежали репрессий. Милю в тот раз действительно крупно повезло - его всего лишь перевели в самолетный отдел ЦАГИ.

Михаил Миль

Тем не менее к началу Великой Отечественной войны Миль стал одним из ведущих специалистов в стране по автожирам и вертолетам - параллельно он продолжал работать на вертолетном заводе Камова. Видимо, к тому времени Михаил Леонтьевич настолько полюбил винтокрылые машины, что ради них пошел на неслыханный риск и не уничтожил согласно приказу архив отдела особых конструкций ЦАГИ. Архив отправился вместе с Милем в эвакуацию в Билимбай (Южный Урал) и благополучно пережил войну, сослужив своему спасителю добрую службу. Из чертежей этого архива потом выросли модели самого Михаила Леонтьевича в послевоенное время, когда необходимость создания собственной винтокрылой авиации уже не подлежала сомнению.

Первой разработкой Миля после войны стал трехместный экспериментальный одновинтовой геликоптер ЭГ-1. Параллельно шло проектирование универсального  испытательного  стенда,  натурной геликоптерной установки (НГУ). Она предназначалась для исследования полноразмерных несущих винтов и доводки конструкции основных частей винтокрылых машин. Изобретение НГУ весьма упростило создание первого Ми.

С ЭГ-1 и НГУ связан еще один ключевой эпизод трудовой биографии Миля. Эпизод этот также не лишен авантюрности и является едва ли не единственным широко известным случаем, который недоброжелатели Михаила Леонтьевича впоследствии ставили ему в вину. Одновременно с Милем эксперименты по созданию винтокрылых аппаратов проводило ОКБ, возглавляемое И.П. Братухиным. Однако удача не сопутствовала экспериментам конструктора. В результате ОКБ Братухина было упразднено, а на его месте создано ОКБ под руководством Миля.

Михаил Миль

Официальная версия гласит, что между группами конструкторов был объявлен конкурс (тендер, выражаясь современным языком) на создание лучшей модели, по итогам которого победителем был признан Миль. По «закулисной» версии, Михаил Леонтьевич попросту «использовал» промахи оппонента, а затем воспользовался и его наработками, а также выступил, как сказали бы сегодня, лоббистом этого решения... Но - на войне как на войне...

Рождение легенды

Созданию ОКБ Миля предшествовали куда более серьезные драмы, чем история с Братухиным. В начале 50-х годов вертолетостроение в стране «забуксовало»: проектирование и доводка моделей Ка-10 и СБИЖ не оправдывали надежд советского руководства. Неудачи братухинского ОКБ с Ка-10 и Б-11 лишь усилили недовольство и подозрительность по отношению к новой технике.

Во время испытаний второй модели ГМ-1, разработанной ОКБ Миля, погиб пилотирующий машину Матвей Байкалов. Это была уже вторая неудача - первая машина также не прошла испытаний. Причиной катастрофы во втором случае послужила некачественная сварка - разрушился вал хвостовой трансмиссии, вертолет начал вращаться относительно оси несущего винта и врезался носом в землю.