www.Onthewing.ru - Михаил Леонтьевич Миль

Михаил Леонтьевич Миль

 

О том, что пережил Михаил Леонтьевич, знал, наверное, лишь он сам и близкие ему люди. Однако на следующий день он не только пришел на работу в ОКБ, но и сумел обеспечить дальнейшую поддержку программе строительства вертолетов.

Михаил Миль

Судьбу ОКБ и всего вертолетостроения в СССР должна была решить третья машина. Но найти испытателя для нее после всего случившегося оказалось делом непростым. Спасение явилось Милю в лице известного летчика Винницкого, который сам пришел к конструктору и вызвался испытывать ГМ-1. На сей раз испытания прошли успешно, и на базе ГМ был создан «родоначальник» славной вертолетной династии Ми-1.

Почти одновременно территорию завода № 3 покинули базировавшиеся в нем ОКБ И. Братухина, ОКБ Н. Камова и специальная конструкторская группа геликоптеростроения Ю. Старинина, Б. Жеребцова и Ю. Брагинского. В результате промышленными мощностями завода безраздельно завладели милевцы, а сам завод в 1953 году стал Государственным заводом № 329 МАП. Первым его директором был Ю. Эскин. Конструкторское бюро Миля стало ОКБ-329, а сам Михаил Леонтьевич - его первым генеральным конструктором.

После этого были годы плодотворной и успешной работы. Работа, правда, велась на износ, что в конечном итоге привело к инфаркту. Но тогда Михаил Леонтьевич был полон энтузиазма и творческого запала, проектируя модель за моделью.

Девять из 11 спроектированных Михаилом Милем моделей вертолетов поступили в серийное производство - показатель почти рекордный для авиастроения. Каждый пятый винтокрылый летательный аппарат, взмывающий сегодня в небо, разработан этим конструктором.

Такая высокая производительность зачастую имела в своей основе определенную долю хитрости. Так, чтобы «протащить» новую модель через чиновничье-бюрократические барьеры, Миль нередко выдавал новую конструкцию за модификацию старой модели -чиновники теряли бдительность, и проект получал «зеленый свет».

В тот же период Миль, наконец, лично познакомился со своим прославленным коллегой, старшим ровесником Сикорским. Прилетев в Штаты к Игорю Ивановичу, Михаил Леонтьевич добился разрешения американских властей посетить вертолетный завод - в противном случае отказался впредь покупать американские вертолеты. Власти, дав добро на этот визит, фотографировать на территории предприятия предусмотрительно запретили. Запретить рисовать они не догадались...

Говоря о Михаиле Леонтьевиче Миле, нельзя не упомянуть о третьей его ипостаси - ипостаси педагога. Как известно, талантливый мастер вовсе не обязательно талантливый наставник. И здесь Миля отличала удивительная демократичность. Ему был чужд «грех» многих заслуженных мэтров - авторитарность. Наоборот, он сам провоцировал дискуссию, озвучивая собственные мысли по поводу проектирования того или иного узла от лица некоего выдуманного товарища. И в ответ мог услышать нелицеприятное: «Дурак ваш товарищ! Так делать ни в коем случае нельзя...» В подобных спорах нередко рождалась истина.

Такое великодушие может позволить себе тот, кто уверен в своем призвании, кто подает пример и учит, не волнуясь за свой пьедестал и не ревнуя учеников к тому, что они могут достичь большего. Неудивительно, что и творения Михаила Леонтьевича, и его собственный путь стали символами постоянного стремления к чему-то большему в жизни и конструированию летающих машин.

 

Источник - Вертолетная индустрия, ноябрь 2009.